https://sudru.ru/
Шрифт: A A A

На правах рукописи ОСТРОУХ Ася Николаевна УЧЕНИЕ БЕНТАМА О ПРАВЕ

Категория: Диссертации Опубликовано Просмотров: 877

Скачать статью бесплатно

Страница 1 из 3

Специальность: 12.00.01. Теория права и государства; история права и государства; история политических и правовых учений     АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук       Москва – 2002     Диссертациясостоит из введения, четырёх глав, заключения и списка литературы.

 

Общее содержание работы

 

Во введении обосновывается выбор темы, её актуальность, указан предмет исследования, его цель и задачи, оценивается степень разработанности проблемы, даётся обзор научной литературы по теме диссертации, отражена новизна исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту, указана источниковая база, перечислены методы исследования, отмечена теоретическая и практическая значимость исследования, отражена апробация его результатов.

Глава I «История формирования учения Бентама о праве» состоит из двух разделов.

В первом разделе рассматривается состояние общества, государства и права в Англии конца XVIII в., исследуются особенности общественного сознания рассматриваемого периода времени. Прослежено влияние уровня социально-экономического, политического и правового развития Англии на своеобразие правового учения основоположника утилитаризма.

Во втором разделе описан творческий путь Бентама и его влияние на особенности правового учения мыслителя, рассмотрена его реакция на внутри- и внешнеполитические события того времени, его общение с государственными и общественными деятелями разных стран.

Глава II «Основы учения о праве» включает в себя пять разделов.

В первом разделе рассматриваются теоретические и методологические основы учения Бентама о праве. В исследовании юридических явлений он применил оригинальные, новые для своего времени методы. Он воспринял методологию, характерную для естественных наук, и применил её в юриспруденции. В частности, классификация правонарушений (а правонарушение является основополагающей категорией бентамовской теории права) была построена по аналогии с классификациями, господствовавшими в ботанике (особое влияние на учение английского правоведа оказали труды такого выдающегося ботаника, как Линней). Мыслитель называет существовавшие в его время классификации правонарушений техническими и противопоставляет им свою – естественную. А в ботанике, начиная с XVI столетия, классификация считалась естественной, когда основывалась на множестве свойств объекта, и искусственной, если в её основе лежало одно или лишь некоторые свойства объекта.

Исследование юридических явлений и процессов, предпринятое Бентамом, носило преимущественно эмпирический характер. Право рассматривалось в тесной взаимосвязи с иными социальными явлениями. Философской основой учения Бентама о праве послужил номинализм. Сформулировав учение о реальных и фиктивных сущностях, он отнёс к фиктивным сущностям некоторые юридические категории и выдвинул требование перевода этих фиктивных сущностей в реальные посредством созданного им метода парафразы.

В целом подход Бентама к изучению мира права, по его собственному признанию, носил характер критической юриспруденции (в противоположность комментаторской юриспруденции). Применяя указанные методы, мыслитель стремился превратить юриспруденцию в позитивную науку, подобную наукам естественным, основанную на опытных знаниях, лишённую элементов метафизики, мистики и религиозности, освобождённую от предрассудков, обогащённую рядом новых, не употреблявшихся ранее методов.

Во втором разделе исследуется принцип полезности, выступивший основой учения Бентама о праве. Этот принцип имел две формулировки: принцип «наибольшего счастья наибольшего числа» и принцип страдания и удовольствия как главных двигателей поведения индивида. Целью законодательства должно стать обеспечение «наибольшего счастья наибольшего числа», а средством для достижения этой цели должно стать воздействие законодателя на чувствительность человека, использование страдания и удовольствия в качестве стимулов к определённому поведению. В диссертации сделан обзор критических оценок принципа полезности. На наш взгляд, принцип полезности (как основание морали и права) в обеих его формулировках противоречит теоретическим и методологическим воззрениям мыслителя: его номинализму; его стремлению сделать знание о праве эмпирическим знанием, основанном на опытных данных; его критике метафизики.

Диссертантом сделан вывод о том, что признание страдания и удовольствия главными и безусловными двигателями поведения индивида исключает возможность существования права. Индивид рассматривается Бентамом как существо, подчинённое исключительно природному закону стремления к удовольствию и уходу от страдания, не обладающее возможностью выбора, свободной волей. Человек предпочитает удовольствие и избегает страдания, но делает это не по собственному выбору, а в силу природных закономерностей. «Природа отдала человечество во власть двух верховных правителей: страдания и удовольствия…Они правят во всём, что мы делаем, говорим или думаем. И если мы попытаемся избавиться от их власти, это не приведёт ни к чему, а лишь подтвердит, продемонстрирует эту власть»8[8], - так начинает главную работу своей жизни «Введение в основания нравственности и законодательства» выдающийся английский учёный. Таким образом, основой морали и права у мыслителя выступает чувство.

Основоположник утилитаризма не первым сформулировал идею о том, что человек полностью подчинён своим страстям. В воззрениях Бентама явно прослеживаются следы юмовской теории аффектов. У Юма воля если не сводится к аффектам, то, по крайней мере, рассматривается как впечатление, берущее своё начало из удовольствия и боли. Разум никогда не сможет противостоять страстям в их управлении человеческой волей, он может только служить этим аффектам.9[9] Основой морали у Юма (так же, как и основой права) выступает не разум, а чувства, а именно – чувства удовольствия и боли.

Эти юмовские идеи полностью разделяет английский правовед. Он тоже рассматривает индивида как существо, ведомое стремлением к удовольствию и избежанию страданий. Основой морали и права у него также выступает чувство, а не свободная воля. Человек у Бентама признаётся, говоря языком И. Канта, исключительно феноменальной личностью. Принцип утилитаризма устраняет саму возможность личности ноуменальной, которая только и является основой для права.

Главный признак ноуменальной личности, который превращает человека в существо юридическое – это свобода. Право возможно только тогда, когда человек рассматривается как существо изначально свободное, не подчинённое необходимости, способное самостоятельно принимать решения. Идея о том, что основу права составляет свобода человеческой воли, чрезвычайно популярна в истории правовой мысли (её придерживались такие выдающиеся мыслители как Г. Гроций, Ш. Монтескьё. И. Кант, И. Фихте, Г. Гегель, К. Маркс, Б.Н. Чичерин, В. С. Соловьёв, Е.Н. Трубецкой, Н. А. Бердяев и др.) и современной философии права. Мы присоединяемся к тому варианту истолкования свободы воли как основы права, которое сопряжено с признанием основными принципами права также формального равенства и справедливости.10[10] Если считать, что почвой права является свободная воля человека, что «…право – это форма свободы людей, т.е. свобода их воли»11[11], что «свободные индивиды – «материя», носители, суть и смысл права»12[12], то с этой позиции в бентамовском утилитаризме заложена невозможность существования права (как свободы). Утилитаризм, опираясь на «детерминистское истолкование духовных явлений»13[13] отвергает свободу человеческой воли, следовательно, отвергает и само право.

Таким образом, объяснить природу права, его сущность, опираясь на принцип полезности невозможно. Однако этот принцип (в обеих его формулировках) может служить хорошей основой для критического измерения и реформы позитивного права.

Третий раздел посвящён воззрениям Бентама на понятие и сущность права. Пользуясь терминологией современной философии права, можно сказать, что английский правовед рассматривал право с разных сторон: онтологически, гносеологически и аксиологически14[14].

Онтологически право представляет собой фиктивную сущность и должно быть посредством метода парафразы сведено к реальной сущности, то есть к закону. «Что же такое тогда право? Это термин собирательного характера, означающий всю совокупность (либо какую-либо её часть, как кому будет угодно) объектов, к каждому из которых может быть приложено индивидуальное название закона…Следовательно, под правом вообще мы понимаем все законы, которые существуют, либо какой-то один закон, либо несколько законов, как кому будет угодно».15[15] Таким образом, понятие права у Бентама онтологически тождественно понятию законодательства.

Гносеологически право рассматривается как явление, полностью доступное человеческому познанию. Следует также отметить такую особенность бентамовского подхода к праву, которая связана с особенностями его онтологии права, как признание возможности познания только отдельных законов. Признавая понятие права фиктивной сущностью и не находя аналога ей в объективном мире, английский утилитарист призывал к изучению позитивного законодательства. «Чтобы знать, что такое право вообще, мы должны знать, что такое закон, а если мы знаем, что такое закон, волей-неволей мы узнаем, что такое право вообще».16[16] Изучение права, таким образом, должно быть сведено к изучению законодательства.

Аксиологически право однозначно понимается как ценность, как то, что способствует прогрессу общества и позволяет обеспечить счастье индивида. «Как бы ни было плохо право, как бы ни было оно плохо сделано, это всегда узы, связывающие общество. Если бы оно было даже в десять раз хуже, чем это возможно, такое право всё равно было бы лучше, чем полное его отсутствие. Мы должны подчиняться ему, иначе всё, что нам дорого, обратится в прах».17[17] Мыслитель разработал целую систему мероприятий, направленных на то, чтобы поднять престиж права в глазах населения, устранить негативное восприятие права общественным сознанием (установление приоритета статутного права над прецедентным при обязательной реформе избирательного права; систематизация позитивного права; правовое просвещение народа; реформа языка закона).

В данном разделе работы диссертант пытается определить тип правопонимания, характерный для основоположника утилитаризма. Критически оценивается точка зрения тех учёных, которые проводили аналогию между принципом полезности и естественным правом и причисляли Бентама к сторонникам школы естественного или идеального права. Основоположник утилитаризма сам подчёркивал неправовой характер принципа полезности. По мнению мыслителя, не всякий закон заслуживает оправдания лишь потому, что он является законом; законы можно и должно критиковать, и делать это нужно на основе высших рациональных принципов. Но называть эти принципы правом утилитарист отказывается. Говорить о нём как о стороннике естественного права, на наш взгляд, неуместно, если вспомнить те характеристики, которыми он наделял естественное право: «фикция», «метафорическое выражение»18[18], «фантом»19[19], «грандиозное ничто».20[20] Аргументом в пользу того, что английский правовед не был сторонником естественно-правовой школы, также может служить его яростная критика теории естественных неотчуждаемых прав – самого распространённого варианта естественно-правовой доктрины в Новое время. На наш взгляд, основоположника утилитаризма вряд ли можно причислить к сторонникам учения о естественном праве.

Диссертант также исследует точку зрения тех учёных, которые относили Бентама к сторонникам юридического позитивизма. При этом критически оценивается сделанный некоторыми исследователями вывод о том, что мыслитель не различает понятия права и закона. Если следовать строго «букве» бентамовских текстов, то один из них явно свидетельствует о попытке английского правоведа разграничить термины «право» и «закон». Так, в примечании к главе XIX «Введения в основания нравственности и законодательства» он приводит весьма любопытные соображения по этому вопросу. «В большинстве европейских языков существуют два разных слова для различения абстрактного и конкретного смыслов слова «право». И слова эти столь далеко отстоят друг от друга, что не имеют никакого этимологического родства. В латинском, например, существует >- >- gesetz и recht. В англосаксонском языке, помимо >21[21].