https://sudru.ru/
Шрифт: A A A

Теория концепции "Злоупотребление гражданскими правами"   Волков Александр Викторович – кандидат юридических наук, управляющий партнер Адвокатского бюро "Ирбис" Волгоградской области, адвокат. К научным интересам автора относятся

Категория: Комментарии к законам и иным нормативно-правовым актам Опубликовано Просмотров: 6255

Скачать статью бесплатно

Страница 1 из 73

  Введение   ГЛАВА 1. Историко-философское развитие принципа недопустимости осуществления гражданских прав в противоречие с их действительным назначением   1.1. К вопросу о юридико-философских пределах свободы самосознании человека   Механика

 

Введение

 

ГЛАВА 1. Историко-философское развитие принципа недопустимости осуществления гражданских прав в противоречие с их действительным назначением

 

1.1. К вопросу о юридико-философских пределах свободы самосознании человека

 

Механика Ньютона и квантовая механика Бора стали основой для открытия второго начала (закона) термодинамики, которое установило наличие в природе фундаментальной асимметрии, т.е. однонаправленности к хаосу всех происходящих в ней самопроизвольных процессов.

Согласно этой теории физики все виды энергий в природе  необратимо превращаются в теплоту, которая передается от тел, более нагретых, к телам, менее нагретым, вплоть до "тепловой смерти", когда останавливаются все формы движения материи. Второе начало закона термодинамики определяет, что все естественные процессы в природе сопровождаются ростом энтропии – функции состояния термодинамической системы, характеризующей меру преобразования порядка в беспорядок.

Но в реальном мире природа борется со смертью противоположными процессами, процессами жизни, действующими против возрастания энтропии. И человечеству в этом  процессе принадлежит немаловажная роль – это собственный агент природы, глазами и умом которого она осознает и развивает самое себя. Природа и человечество составляют в своем единстве мир как таковой, где природа выступает в роли познаваемого объекта, а человечество – в роли познающего его субъекта. Все знания об этом мире являются единым достоянием всех людей, образуя категорию сознания. Каждое новое поколение, используя весь опыт предыдущих поколений, добавляет новые пласты знаний в этот необъятный "тонкий" мир.

В 90-х годах двадцатого столетия наукой было открыто пятое фундаментальное взаимодействие – информационное, где парная категория "информация–сознание" понимается столь же фундаментальным проявлением Вселенной, как "энергия – материя".

Сознание, согласно этой теории, являет собой форму полевой (торсионной) материи. Информацией же пропитаны все материальные объекты и процессы, которые одновременно являются и источниками, и носителями, и потребителями информации. Не являясь ни сознанием, ни материей, теория информационного взаимодействия оказалась тем отсутствующим звеном, которое позволило соединить раннее несоединимое – дух и материю, не впадая при этом ни в мистику, ни в религию.

Гипотезой о том, что по  образцовым информационным матрицам реализуется, копируется построение всего вещественного мира, вплотную занялась теоретическая физика: мир чистого сознания должен содержать в "закованном" (сверхплотном) состоянии всю информацию о мире материальном. При определенных условиях эта информационно-энергетическая программа начинает разворачиваться, "запуская" процессы жизни в форме материального мира.

Именно с этой точки зрения становится понятным "мир идей" по Платону, "критика чистого разума" и "царство целей" Канта, "свободная воля" и "всеобщность духа" Гегеля. Именно в этом поле находится и чистое право (с его философской стороны) как объективированное бытиё чистого разума; разума, который, создавая механизм права, не только определяет условия и границы свободы человека, но отсекает от нее такие явления зла, как произвол, насилие, злоупотребления. При этом в "механизме" права используется не только формальная система общеобязательных норм, но и своя "природная" логика права, исследованию которой во многом посвящена настоящая работа.

В этом смысле неоспоримое ускорение развитию всей правовой материи дала, прежде всего, концепция  естественного права, обогатив юридическую догматику высокой теорией и основательной философией духовного содержания.

Советское право в условиях политического и юридического догматизма оставалось, к сожалению,  не в русле мировой эволюции права. Развитие "постсоветского" права, не обогащенное передовой философией, пошло по пути узкой коммерциализации, разобщенности и моральной деградации. Задачи большей части сегодняшних российских юристов лежат в плоскости вопроса о том, как обмануть государство либо друг друга, используя при этом все тот же во многом еще несовершенный правовой механизм.

Развитие науки права, следовательно, должно идти в том числе через нравственно-философское постижение реальных правовых явлений, к чему не раз в своих трудах призывали выдающиеся русские цивилисты.(1) При этом речь должна идти не о  философско-терминологическом "переодевании" давно известных понятий и результатов исследований, а о подлинно научном познании нормы права, когда изучается не только её структурная организация или форма, выраженная вовне, но и её место в системе философских идей и принципов права в целом.

Ярлык "философа", конечно, мало привлекает российского правоведа, но тысячу раз прав был и  Сократ, который в свое время проклинал того, кто первый отделил пользу от права, а разум от закона.

Точка зрения части ученых-юристов о том, что в современное время науки, и в частности  право, преодолели младенческий возраст и способны самостоятельно без опоры на философию генерировать любые знания, на наш взгляд, выглядит более чем анахронизмом. И. Кант давно заметил, что из описания того, что существует (право как совокупность норм), нельзя вывести ценностные суждения о том, что должно существовать. В силу качественного различия предметов с помощью философского знания действительно нельзя формально-логически, прямо и непосредственно вывести конкретно-научные правовые знания. Но этот угол зрения сохраняется до тех пор, пока мы не начинаем оценивать право с точки зрения тех ценностей, которые оно охраняет.

Чтобы успешно работала и совершенствовалась вся система гражданского права,  неразрывно должны совершенствоваться правовые идеи, которые посредством  понятийного аппарата невидимыми, на первый взгляд, нитями пронизывают и связывают воедино все нормы гражданского права.

Платон – величайший из древних философов, – одним из первых занимался вопросами права в обществе и даже смог создать концепцию идеального государства. Удивительно, но в школу, где Платон публично преподавал философию городскому юношеству, он не принимал тех, кто в той или иной мере не был знаком с геометрией. Поскольку природа действует посредством движения, считал Платон, то её познание невозможно без знаний пропорций и свойств линий и фигур. В геометрии создается чёткий понятийный аппарат, выражаемый в точных определениях; в этой дисциплине "работает" системный язык. Таким образом, изучение геометрии дисциплинировало ум юношей и придавало им способность здраво мыслить. Философ понимал, что люди различны в своих не только характерах, ощущениях, привычках, но и в образе мыслей. Мало того, тот же самый человек в разное время различен: в одно время то, что он хвалит, называет добром, в другое время – ругает и называет злом. Мерой добра и зла являются его личные представления. А поскольку наука философия ищет ответ, в том числе, что есть добро и зло, "геометрическая", т.е. правильная культура мышления, помогала, по мнению Платона, избежать тех ловушек, которые неразвитый ум всегда сам для себя готовит. Таким образом, Платон предостерегал своих учеников не злоупотреблять своей свободой к рассуждениям и возможностью смены позиций (2).

Человек в борьбе за свое выживание погружен в материю, но человечным его делает свобода от неё. Испытание свободой – величайшая из задач человеческого существования, в свободе "шанс и риск творческого пути человечества". В "опасном даре свободы", предупреждают философы, находится как источник добра, так и зла.(3)

Из описания того, что существует (повторим И. Канта), нельзя вывести ценностные суждения о том, что должно существовать. Мир должного, с точки зрения И. Канта, – это уже царство целей и ценностей, откуда выходит нравственное, добросовестное начало человека. При этом ценность – есть не только цель, но и средство её достижения. Человек, как известно, существо не только биологического порядка, но и "гражданин двух миров" – реального и идеального, материального и духовного. Эта бинарность обуславливает вечный внутренний конфликт – борьбу природного и ценностного.

Интересы, разум, воля, совесть – что определяет для человека вектор его поведения? Этот вопрос составляет одну из фундаментальных задач настоящего исследования, в котором проблема злоупотребления имплицитно связана "с философской категорией свободы, с которой, несмотря на всю её сугубую теоретичность, невольно сталкивается рано или поздно каждый, коль скоро он задает себе вопрос о последнем основании наших поступков и мотивов…".(4)

Перед тем как изложить наше понимание свободы непосредственно в контексте свободы использования субъективных гражданских прав, попытаемся дать схематическое описание и критическую оценку основных типов философских мировоззрений, возможно близко относящихся к интересующей нас теме.

Всеобщий философский метод познания, по нашему мнению, стоит в числе современных способов научного познания, ибо научная картина в мире создается в синтезе различных наук о природе, об обществе, о человеке. В этой связи философские идеи и принципы должны активно участвовать в поиске новых подходов к решению проблемы злоупотребления субъективным правом через построение новых теорий и обоснование полученных результатов. Великий русский ученый цивилист И. А. Покровский писал, что право есть явление, обладающее двоякой природой. С одной стороны, мы имеем в нем факт действительности, – явление из мира сущего, а с другой стороны, мы не можем не оценивать его с точки зрения тех социальных целей, которым оно служит.(5)

На инстинктивном отношении к миру строились первые теории об источнике всех злоупотреблений в обществе. Со времён Платона и Аристотеля закон определялся через природный механизм, данный человеку, чтобы он им руководствовался и знал, что следует совершать, а что для него запрещено. Ученые мужи исходили из той предпосылки, что поскольку природа даровала человеку разум, она даровала и здравый разум. Здравый разум, как в повелениях, так и в запретах, по своей сути есть закон, дарованный природой. И если она даровала закон, она даровала право.

Итак право, по мнению первых ученых, – это здравый разум. И то и другое составляют высший раздел в природе. Право, полагая цивилизованно разрешать конфликты, требует работу рассудка, интеллекта, которые, понимая свою мощь и влияние на людей, нередко использовались для злых целей. В древней Греции наиболее ярко это проявилось в школе софистов, которые полагали, что о любой вещи можно судить двояко, причем со взаимоисключающих позиций. "Игру" позициями применяли часто греки-софисты, чьи удачные выступления на судебных процессах и на народных собраниях давали им немалые материальные выгоды. Но в противовес словесным злоупотреблениям софистов одновременно рождалась и юридическая логика как правовой инструментарий "чистого разума" против софистских манипуляций.

Следовательно, уже с ранних времен люди понимали губительность отделения пользы от права и сознавали, что в праве человек должен найти свой разум. Право в этом смысле первично, ведь оно требует всего лишь не делать зла. Не из права, а именно из разума, по словам Лейбница, проистекает начало зла, хотя, добавляет философ, сам он (разум) не становится от этого злым; ибо именно в нём содержится основание того, что зло допускается.(6)

Шедевр ранней цивилистики – римское право – считалось истинным правом, проникнутым романтическим духом, правом самого разума – zatio >В этом объективированном бытие разума идеалы и ценности свободы нашли свое место не сразу, поскольку на первом этапе человека поднимала "со дна" и выводила его из "зоологического состояния" борьба за собственность. Такая борьба требовала развития сознания и совершенствования права, как основного регулятора человеческих отношений.

В средневековье, к сожалению, человек, попав под гнёт церкви, не часто помышлял о своей свободе, поскольку он был "рабом божьим" и руководствовался евангельским учением, в котором содержались все ответы на вопросы ищущего ума.

Топ 10 самых популярных статей:

  1. ПОСТАТЕЙНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ ОТ 2 ОКТЯБРЯ 2007 Г. № 229-ФЗ ОБ ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРОИЗВОДСТВЕ Под редакцией профессора доктора юридических наук Исаенковой О.В. (64944)
  2. Постатейный комментарий к Закону РФ "О занятости населения в РФ" (52025)
  3. Постатейный комментарий Федерального закона "О статусе военнослужащих" (Кудашкин А.В., Фатеев К.В.) (37397)
  4. БЮДЖЕТНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ: БУХГАЛТЕРСКИЙ УЧЕТ И НАЛОГООБЛОЖЕНИЕ   Попова Анастасия Геннадьевна – экономист отдела по закупкам Поволжской Академии Государственной Службы им. П.А. Столыпина; (31742)
  5. Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Казахстан (Общая часть). (30531)
  6.   СУДЕБНАЯ БУХГАЛТЕРИЯ УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ   Авторский коллектив: Долматова Ирина Васильевна — доцент кафедры бухгалтерского учета и аудита Поволжского кооперативного института РУК Центросоюза; (19004)
  7. КОММЕНТАРИЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ) (18422)
  8. Постатейный комментарий к Основам законодательства РФ о нотариате (15048)
  9. Практика применения Уголовного кодекса РФ: комментарий судебной практики и доктринальное толкованиеПредисловиеЭтими (14399)
  10. Научно-правовой комментарий к Конституции Республики Казахстан. Руководитель авторского коллектива - член-корреспондент Академии наук Республики Казахстан, доктор юридических наук Г.С. Сапаргалиев (13759)