https://sudru.ru/
Шрифт: A A A

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 1. 3-е изд., перераб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина). - "Юрайт-Издат", 2006 г.

Категория: Учебники Опубликовано Просмотров: 1498

Страница 1 из 40

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть перваяПредисловиеГражданский кодекс РФ основательно вошел в жизнь российского общества как один из наиболее фундаментальных законов рыночной экономики. Гражданский кодекс является весьма сложным кодификационным. На практике, однако, такие случаи встречаются редко. Обычно негаторные иски предъявляются тогда, когда вещь не находится в чужом незаконном владении.

Статья 305. Защита прав владельца, не являющегося собственником

Комментируемая статья предусматривает защиту титульного владения, т.е. владения, опирающегося на законное основание (титул владения). Титульный владелец приравнивается к субъекту права собственности с точки зрения способов защиты. Ему принадлежит право истребовать вещь из чужого незаконного владения, а также право требовать устранения всяких нарушений владения, хотя бы они и не были соединены с его лишением. Титульный владелец осуществляет эти права на тех же условиях, что и собственник вещи.

Защита предоставляется любому титульному владению независимо от того, опирается ли оно на основание, установленное договором или предусмотренное законом. Важно отметить два обстоятельства.

Во-первых, титульный владелец имеет защиту своего владения против собственника вещи, а не только против третьих лиц.

Во-вторых, среди титульных владельцев, имеющих защиту, специально названы владельцы вещи на праве хозяйственного ведения. Однако Закон об унитарных предприятиях исключил владельцев вещи на праве хозяйственного ведения из круга лиц, на которых распространяется ст. 301 ГК. Он установил, что собственник унитарного предприятия вправе истребовать вещь из чужого незаконного владения (п. 4 ст. 18). Соответственно к унитарному предприятию не могут применяться ст. 302 и 303 ГК. Остается открытым вопрос о праве унитарного предприятия предъявлять негаторный иск (ст. 304 ГК). Во всяком случае, можно сделать вывод, что к этому предприятию не применяется правило, содержащееся в последнем предложении комментируемой статьи. Унитарное предприятие не вправе предъявить к своему собственнику иск с требованием устранить нарушения его права, хотя бы они и не были соединены с лишением владения.

Статья 306. Последствия прекращения права собственности в силу закона

1. Комментируемая статья содержит нормы, относящиеся не к гражданскому, а к двум другим отраслям права. В первом ее предложении сформулировано правило, принадлежащее к сфере конституционного права, а во втором - к области гражданского процесса.

2. Правило, содержащееся в первом предложении комментируемой статьи, возлагающее на государство обязанность возмещения убытков, не соответствует п. 3 ст. 35 Конституции, которая возлагает на государство совершенно иную обязанность.

Названный пункт Конституции гласит: "Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения". Здесь, во-первых, определено содержание обязанности государства: осуществить равноценное возмещение. Главное требование состоит в том, что возмещение должно быть равноценным. Во-вторых, установлено, в какой момент государство должно исполнить свою обязанность: возмещение должно быть предварительным. Это значит, что оно должно состояться ранее принятия акта об отчуждении имущества.

Комментируемая статья решает этот вопрос по-другому. Она возлагает на государство обязанность возместить убытки, причиненные принятием акта о прекращении права собственности. Содержанием обязанности здесь является возмещение убытков, а не осуществление возмещения, что принципиально меняет характер обязанности государства. Отступая от Конституции, комментируемая статья умалчивает о равноценности. Более того, она пользуется цивилистическим понятием возмещения убытков. Это представляет собой отсылку к другим, общим, статьям ГК, посвященным понятию убытков, и прежде всего к ст. 15 ГК (п. 1), которая допускает и неполное возмещение убытков.

Не соответствует комментируемая статья Конституции также и в вопросе о времени исполнения государством своей обязанности. Согласно Конституции государство обязано исполнить ее ранее принятия акта о принудительном отчуждении. Комментируемая статья устанавливает, что сначала принимается акт о прекращении права собственности, затем наступают его имущественные последствия, вслед за этим для государства возникает обязанность и лишь после этого наступает момент ее исполнения.

Противоречие нормы, содержащейся в первом предложении комментируемой статьи, положению, содержащемуся в п. 3 ст. 35 Конституции, разрешается п. 1 ст. 15 Конституции, который устанавливает, что "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации". В соответствии с этим обязанность государства, возникающая в связи с принудительным отчуждением имущества для государственных нужд, определяется не ГК, а Конституцией.

3. Из п. 3 ст. 35 Конституции следует, что обязанность, возложенная этим пунктом на государство в связи с принудительным отчуждением имущества для государственных нужд, может быть исполнена лишь действиями исполнительной власти. Законодательная власть в силу своего характера власти именно законодательной лишена компетенции, в рамках которой должны совершаться действия, необходимые для этой цели.

Согласно Конституции на государстве лежит обязанность предоставить возмещение, равноценное имуществу, которое предполагается изъять для государственных нужд. Его органы, следовательно, должны оценить названное имущество, а для этого установить состав имущества, произвести его инвентаризацию. Каждый из объектов, входящих в состав имущества, должен быть оценен. При этом нужно установить износ вещей, сроки прав требования и т.п. Должны быть приняты во внимание также и долги, связанные с имуществом. Кроме того, должны быть оценены и соответствующие неимущественные права.

Компетенция совершать действия, необходимые для осуществления этой операции, принадлежит органам исполнительной власти, но не власти законодательной.

Еще более наглядно обнаруживается это обстоятельство при определении, какое возмещение является равноценным. Виды равноценных благ могут быть различны. Сюда относятся и денежные суммы, и передача других вещей или ценных бумаг. Возможны и иные формы возмещения, например заключение с государством контракта, одностороннее предоставление государством имущественного права (например, горного отвода), предоставление налоговых скидок, таможенных льгот и т.п. Выбор форм возмещения, а также их оценка предполагают действия, совершение которых также относится к компетенции органов исполнительной власти.

При осуществлении рассматриваемой обязанности государство также должно установить круг субъектов, имеющих право на возмещение. С имуществом обычно бывают связаны интересы не только его собственника, но и других лиц. И поскольку государство обязано предоставить равноценное возмещение, оно должно каждому из таких лиц предоставить материальное благо, соответствующее по цене его интересу. Например, если предполагается осуществить принудительное отчуждение вещи, являющейся объектом договора аренды, арендатору должно быть предоставлено соответствующее возмещение. Если предполагается отчуждать акции, являющиеся объектом договора залога с банком, то банк принадлежит к числу лиц, имеющих право на возмещение.

Установление круга лиц, имеющих право на возмещение, также может быть совершено только органами исполнительной власти.

Наконец, само исполнение обязанности государства путем предоставления тех или иных материальных благ предполагает совершение ряда распорядительных актов: переводов денежной суммы на счет управомоченного лица, передачи ценных бумаг в собственность, заключения концессионного договора, издания акта о предоставлении льгот и т.п.

Таким образом, п. 3 ст. 35 Конституции исключает принятие закона, прекращающего право собственности. Закон по определению не может быть актом, касающимся конкретного лица. Прекращение же права собственности может быть произведено исключительно путем совершения государственными органами серии актов и действий, касающихся индивидуального лица. Конституция не допускает прекращения права собственности, распространяющегося на неопределенный круг лиц, т.е. прекращения, осуществленного путем принятия закона.

Возвращаясь к комментируемой статье, отметим, что когда она определяет последствия, которые наступают в случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, то пытается регулировать последствия принятия такого закона, который нарушает Конституцию. Однако эти последствия уже определены самой Конституцией, п. 1 ст. 15 которой устанавливает, что Конституция имеет высшую юридическую силу. Закон, прекращающий право собственности, нарушает п. 3 ст. 35 Конституции и потому не имеет юридической силы.

4. Указание ст. 306 ГК о способе разрешения споров связано с уже рассмотренным положением. Там на государство возлагается обязанность возмещать убытки в случае принятия закона, прекращающего право собственности, а здесь к подведомственности судов отнесено рассмотрение споров о возмещении этих убытков.

Как было отмечено выше, п. 3 ст. 35 Конституции возлагает на государство не обязанность возмещения убытков, а обязанность предварительного предоставления равноценного возмещения. Исполнение государством этой обязанности исключает возникновение у собственника убытков и тем самым делает беспредметной норму о подведомственности, содержащуюся во втором предложении комментируемой статьи.

Споры о предварительном и равноценном возмещении при принудительном изъятии имущества для государственных нужд отнесены к подведомственности судов Конституцией, которая устанавливает: "Никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда" (п. 3 ст. 35). Это положение в соответствии с п. 1 ст. 15 Конституции имеет прямое действие.

Раздел III. Общая часть обязательственного права

Подраздел 1. Общие положения об обязательствах

Глава 21. Понятие и стороны обязательства

Статья 307. Понятие обязательства и основания его возникновения

1. Законоположения, установленные комментируемой статьей, являются исходными и определяющими не только для норм подразд. 1, но и для всех иных правил заключительного раздела части первой ГК. Как и предшествующий раздел "Право собственности и другие вещные права", "Общая часть обязательственного права" и все прочие положения обязательственного права, сосредоточенные в разд. IV ГК "Отдельные виды обязательств", в силу масштабности и значения включенных в них норм представляют собой особую подотрасль российского гражданского права.

Нет сомнений в том, что каждый из двух подразделов "Общей части обязательственного права" охватывает обособленную внутри этой подотрасли определенную совокупность норм - объединенные общностью признаков соответствующие гражданско-правовые институты.

По установившейся традиции вслед за наименованием данного раздела ГК выделяется подразд. 1 "Общие положения об обязательствах". Очевидно, что последний как часть более крупной группы правил - раздела - призван выполнять ту же функцию, что и раздел в целом. Однако необходимо иметь в виду, что обязательство в отличие от обязательственного права представляет собой одну из разновидностей гражданских правоотношений. Тем самым законодатель не проводит здесь различия между разнотипными правовыми категориями. Значительно более точным названием, отвечающим содержанию нормативного материала подраздела, было бы "Общие положения обязательственного права". Показательно также, что в разд. II правоотношения собственности как таковые вовсе не упоминаются.

Понятие обязательства практически не претерпело изменений по сравнению с утратившими силу (в связи с принятием первой части ГК) соответствующими правилами других кодифицированных гражданских законов.

Следует подчеркнуть, что в комментируемой статье перечень конкретных действий, которые должник обязан совершить в пользу кредитора, ограничивается указанием на передачу имущества, выполнение работы, уплату денег. В нем отсутствует упоминание такого весьма распространенного и закрепленного в ряде норм данного же закона и иных нормативных актах проявления деятельности, как услуга.