https://sudru.ru/
Шрифт: A A A

(Арбитражный и гражданский процесс - № 8-2005)ВИДЫ ВСТРЕЧНЫХ ИСКОВ: НАДУМАННОСТЬ ИЛИ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ?

Категория: Классика правовой мысли Опубликовано Просмотров: 390

Страница 1 из 1

Преимущества подразделения исков на виды и подвиды, несомненно, имеет неоценимое научное и практическое значение. Это аксиома. Вопросы вызывают иногда появляющиеся попытки создать различного рода конструкции встречных исков. Существуют ли для этого причины и объективная необходимость? Преждевсего, определим, что же следует понимать под классификацией. Классификация - это распределение вещей, предметов, явлений, фактов по группам (классам) согласно общим (типическим) признакам классифицируемых объектов, в результате чего каждый класс имеет свое постоянное, определенное место1. По при этом всегда нужно помнить, что «классификация является обычно результатом некоторого огрубления действительных граней меду видами, ибо они всегда условны и относительны»2.

В журнале «Арбитражный и гражданский процесс» № 2 за 2005 г. на стр. стр. 25-29 помещена статья Новицкого В. В. «Виды встречных исков в арбитражном процессе».

Поскольку статья вызвала сомнения и возражения, хочется высказать и иное мнение.

В частности автор утверждает: «…вопрос о классификации встречных исков, имеет как теоретический, так и практический интерес. Правильная теоретическая разработка этого вопроса содействует совершенствованию способов защиты ответчика от первоначального иска, улучшению судебной практики, и как следствие, всей деятельности судебных органов по рассмотрению хозяйственных споров».

Хочется заметить, что в современном праве исков столько, сколько юридических отношений, регулированных законами, и сколько их может быть создано договорами.

В большинстве своем процессуалисты во все времена подразделяли на виды и подвиды все иски в целом. Так, Малышев К. делил их по различию оснований и предмета на положительные и отрицательные, в качестве признаков выделения применял также различия гражданских прав3.

Е. В. Васьковский был уже более близок к современным конструкциям, выделяя иски о признании, о присуждении и преобразовательные иски4.

Встречных исков этот вопрос, за редким исключением, касающихся И. М. Пятилетова и Н. И. Клейн, практически не затрагивал, т.к. такой иск есть лишь разновидность классического иска и логически полностью укладывается в существующие их разновидности.

Существует материально-правовая и процессуально-правовая классификация исков5. В литературе и на практике сложилась разветвленная система исков.

Можно сказать, что существуют естественная класси­фикация по существенным признакам иска для выявления сходств и различий между видами одного целостного явления, а также искусственная классифи­кация с целью обычной систематизации для решения поставленных задач. Сложившиеся конструкции видов исков положены в основание многих научных и прикладных исследований по особенностям судебного разбирательства отдельных категорий гражданских дел, например о рассмотрении налоговых споров, о защите права собственности и др. Эти классификации являются основой для издания справочной литературы по методике ведения гражданских дел в суде и доказыванию, например справочников по подготовке дел к судебному разбирательству в судах.

Примечательно, что все они самодостаточны и выделения из них встречных исков не требуется.

В. В. Новицкий обосновывая необходимость такого деления, пишет:

«В практическом плане правильная классификация встречных исков позволяет обоснованно разграничить случаи, когда принятие встречного иска должно быть обязанностью арбитражного суда, а когда полностью зависеть от его усмотрения».

Получается усложненное и надуманное обоснование. Представляется, что ни в ст. 132 АПК РФ, ни в ГПК нет прямого указания на обязанность суда по принятию встречного иска или на решение этого вопроса по его усмотрению. Все ставится в зависимость от наличия условий, позволяющих его принять. Они или есть или их нет. Формально это можно толковать как обязанность суда, но лишь формально и именно как одно из возможных толкований.

Далее автор утверждает: «Целью настоящей статьи является анализ основных классификаций встречных исков по признакам, присущим исключительно таким искам, и определение на этой основе обоснованного критерия классификации встречных исков и их основных видов в арбитражном процессе». Забегая вперед, следует сказать, что автор так и не привел признаков, присущих исключительно встречным искам, по которым их можно выделить и отделить от уже существующих видов.

Далее, по статье: «Поддерживая позицию И.М. Пятилетова, считаем, что защита от первоначального иска всегда является составной частью основной цели предъявления любого встречного иска. Однако цель сама по себе не может выступать в качестве классификационного признака, поскольку такой признак должен не только отражать общность классифицируемой совокупности объектов, но и ее отличие от другой совокупности».

Следует напомнить, что встречный иск является самостоятельным требованием. Еще К. Малышев писал, что «он есть средство не оборонительное, а наступательное, он заключает в себе самостоятельные требования, выраженные не в виде опровержения требований истца или спора против них, а в виде особого иска»6.

Непонятно, что в данном случае означает «…является составной частью основной цели»? В чем в таком случае заключается основная цель – разъяснений нет. Далее автор, противореча своему мнению, что цель не может являться критерием классификации, тем не менее, классифицирует в т.ч. и по цели, доказывая существование т.н. «тактических» встречных исков с «позитивными» и «негативными» целями?! По своей природе цель всех исков, и встречных тоже, едина. Она состоит в защите нарушенного или оспоренного права истца, а ответчик при подаче иска также им становится. По процессуальной природе иски обычно делятся на иски о признании и иски о присуждении. Что же касается материально-правовой классификации исков, то, как писал М. К. Треушников, она «позволяет правильно определить направление и объем судебной защиты, подведомственность спора и его субъектный состав, а также выявить специфику процессуальных особенностей данного спора»7.

Существующие классификации имеют и научное и практическое значение, т.к. позволяют выявить и учесть процессуальные особенности, связанные с рассмотрением той или иной разновидности иска, а, значит, способствуют правильному и эффективному использованию иска как средства судебной защиты.

Все ясно и понятно. Казалось бы, какая необходимость в искусственном нагромождении и «дроблении», как выражается сам автор статьи, еще и встречных исков, которые объективно укладываются в существующие уже давно критерии классификации всех исков. Как представляется, не имеется необходимости и каких-либо действительно значимых причин в делении встречных исков. Объективно они могут быть классифицированы по условиям их принятия: например, зачетные, взаимоисключающие и иные, взаимосвязанные с первоначальным иском. Только такая градация и может иметь какое-то научное и практическое значение, да и то лишь небольшое, поскольку на судебную практику влиять по определению не может. Выделение каких-либо иных признаков классификации встречных исков является надуманным и уводит в сторону от проблем их применения.

Следует признать правоту Г. Л. Осокиной, которая сочетание в одном процессе первоначального и встречного иска выделила в такую разновидность исков вообще, как взаимосвязанные иски. Всего она подразумевала три их вида, по ее мнению они «представляют собой требования о защите разных по характеру субъективных прав, которые возникают из одного и того же либо разных материальных правоотношений, удовлетворение одного из них может повлиять на юридическую судьбу другого»8. Различаются они по субъектному составу и характеру влияния одного иска на другой. Не со всем здесь можно согласиться, но ясно видно, что встречный иск и здесь органично встраивается в любые классификации, являющиеся общими для исков вообще.

В целом главная и основная позиция автора заключается в следующем:

«…предлагается выделять:

1) Встречные иски, опровергающие первоначальный иск («опровергающие» встречные иски), которые, в свою очередь, подразделяются на: встречные иски, приводящие к невозможности удовлетворения первоначального иска; и встречные иски, компенсирующие негативные последствия удовлетворения первоначального иска.

Встречные иски, приводящие к невозможности удовлетворения первоначального иска – это иски, подрывающие основание первоначального иска и иски, удовлетворение которых полностью или частично исключает право истца. К встречным искам, компенсирующим негативные последствия удовлетворения первоначального иска, следует относить встречные иски, направленные к зачету, которые, как справедливо отмечал О. Иосилевич, «в состоянии компенсировать иск истца, что равносильно устранению искового требования».

…По нашему мнению, указанные иски все же направлены на опровержение первоначального иска, что, в частности, подтверждается временем их подачи – после возбуждения дела по первоначальному иску. Если ответчик, имея возможность в любое время до передачи спора в арбитражный суд провести зачет в одностороннем порядке, не делает этого, а заявляет встречный иск, нацеленный на зачет, только в ходе начавшегося судебного разбирательства, то можно утверждать, что побудительным мотивом его предъявления является именно желание ответчика компенсировать негативные последствия удовлетворения первоначального иска, а не столько реализация во многом декларативной возможности «более быстрого и правильного разрешения дела».

2) Встречные иски, удовлетворение которых не влечет опровержения первоначального иска, но дает ответчику определенные процессуальные преимущества при совместном рассмотрении обоих («тактические» встречные иски). К ним следует относить встречные иски, способствующие комплексному разрешению всего круга спорных вопросов, существующих между сторонами процесса, однако не приводящие к опровержению первоначального иска (это иски, преследующие «позитивные» цели), а также встречные иски, единственной целью которых является затягивание арбитражного процесса, в том числе на основании «мертвых» норм законодательства (это иски, преследующие «негативные» цели)».

На наш взгляд, зачетные встречные иски никак нельзя отнести к опровергающим, т.к. они ничего не исключают или опровергают, а лишь приводят к зачету иска иском. Что касается мнения Иосилевича, то устранение отнюдь не есть ликвидация или опровержение – это лишь компенсация, никак не больше. Устранение путем зачета-это очень спорно и надуманно. Время подачи зачетного встречного иска, в данном случае, ничего не доказывает, т.к. мотивы могут быть самыми разными. И в подавляющем большинстве случаев, если не во всех, если подача такого иска происходит в суде, то это означает, что другие возможности исчерпаны и существует спор, разрешение которого возможно только в суде, чего стороны, собственно, и добиваются.

«Тактические» встречные иски, т.е., видимо, имеющие иную взаимосвязь с первоначальным, могут, в конечном счете, привести в зависимости от результатов судебного рассмотрения и к опровержению первоначального иска полностью или частично.

Всего, тем более, комплексного разрешения всех существующих спорных вопросов, имеющихся между сторонами, встречные иски принести не могут (это не процесс в США, где принимаются все возможные встречные иски, связь которых с первоначальным определяется лишь субъектами спора и они могут относиться к всевозможным правоотношениям сторон), т.к. во-первых, встречный иск возможен только один, а во-вторых, и первоначальный и встречный иски, как правило, основаны на одном правоотношении или происходят из него.

Где и что за критерий, по которому можно разделить «тактические» встречные иски с «позитивными» и «негативными» целями?! Любой встречный иск с негативными целями, если он принят судом, всегда обоснован и мотивирован, подтвержден наличием взаимосвязи с первоначальным, т.е. он соответствует условиям его принятия. Как определить и разделить позитивные и негативные цели? Ведь это все очень субъективно, зависит от умысла и мотивов, а это уже, извините, уголовный процесс. И, наконец, последнее – кто и как будет эти цели доказывать? На практике все по-другому. Происходит смешение понятий. Это лишь злоупотребление процессуальным правом, которое может иметь последствия в случае такой оценки судом (например, возложение на ответчика всех или большей части судебных издержек или взыскания с него компенсации в пользу другой стороны за фактическую потерю времени), но не вид или подвид встречного иска.

Таким образом, такая классификация также носит надуманный характер и практически неприменима и бесполезна.

Приведенные в статье классификации встречных исков, так или иначе, происходят или основываются на существующих условиях их принятия и больше ни на чем ином, что и без них очевидно. Следовательно, эти классификации никакого практического значения иметь не могут и носят лишь чисто прикладной и теоретический, зачастую надуманный, характер.

Встречный иск это, прежде всего, иск, а уже потом он встречный и подвержен всем имеющимся классификациям исков вообще. Выдвигать его особенности как критерий их группирования никаких оснований нет и является софистикой, т.к. основано на нарушениях законов логики.

Существуют условия принятия встречного иска и этим все сказано и только они имеют практические значение, а также то, насколько конкретно и практично они сформулированы.

И совсем последняя цитата: «…вопросы классификации встречных исков во избежание излишнего и/или ненужного дробления должны, в первую очередь, найти должное отражение в теории арбитражного процесса, что в практическом плане даст сторонам процесса и арбитражным судам обоснованные ориентиры, на основании которых они смогут решать вопросы о целесообразности (необходимости) принятия к производству того или иного вида встречного иска.

Непонятно об опасности какого излишнего дробления идет речь, когда автор именно этим и занимается. Кроме того, говоря все время о решении вопроса принятия встречного иска в зависимости от целесообразности, автор путает украинский процесс (представителем, которого и является) и процесс ФРГ (где это предусмотрено) и российский, где совершенно иные пути и подходы к решению этого вопроса.

Таким образом, представляется, что, предложенные В. В. Новицким и использованные им при цитировании других авторов классификации встречных исков и предлагаемые при этом критерии, носят малоубедительный характер, не могут как-то повлиять на теоретические разработки и судебную практику, а, следовательно, и помочь в разрешении имеющихся проблем данного процессуального института. Кроме того, предлагаемые им конструкции непоследовательны, да и сами термины («негативные», «позитивные») возникли случайно, носят общий характер и не объемлют существенных признаков тех исков, к коим относятся.

Наряду с этим, не стоит забывать и том, что четкое деление на виды по законам диалектической логики носит довольно условный характер. Одно перетекает в другое. Нельзя определить, где кончается день и начинается вечер.

Возможности классификации встречных исков по условиям их принятия носят более перспективный характер и напрямую соотносятся с возможностью изменения существующей судебной практики, а посему именно этому направлению дальнейших исследований и должен принадлежать приоритет.

1 Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М.: Городец, 2000. С. 63.

2 Философский словарь. / Под ред. И.Т. Фролова. М.,1991. С.192-193.

3 Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т.1. СПБ. , 1874, С. 243-244.

4 Васьковский Е. В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 164-169.

5 Салогубова Е. В. Римский гражданский процесс. М., 2002. С. 74.

6 Малышев К. Указ. соч., С. 263-264.

7 Треушников М. К. Гражданский процесс. М., 2003. С. 225.

8 Осокина Г. Л. Гражданский процесс. Общая часть. М., Юристъ. 2003. С. 479.

Топ 10 самых популярных статей:

  1. Библиография по уголовному праву России Предисловие (27065)
  2. ББК 67.0 О. Э. Лейст. Сущность права. Проблемы теории и философии права. — М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. — 288 с. (21702)
  3. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 ГЛАВА 1. ЗАОЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО 4 1.1. История правовой регламентации заочного производства и решения 4 (21554)
  4. ПАМЯТНИКИ РИМСКОГО ПРАВА --^-- Законы XII таблиц • Институции Гая • Дигесты Юстиниана Москва Зерцало 1997 (17563)
  5. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО УЧЕБНИК Издание пятое, переработанное и дополненное (16242)
  6. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО УчебникИздание четвертое, переработанное, и дополненноеТОМ 2ПРОСПЕКТМосква2003 (15708)
  7. М.К. Треушников СУДЕБНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА Издание третье, исправленное и дополненное (15197)
  8. Учебник гражданского права. Часть 1 / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. (15101)
  9. О.В. Гутников НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ СДЕЛКИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ. Теория и практика оспаривания (14974)
  10. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО   ТОМ I   Учебник для вузов (академический курс) (13787)